15 февраля исполнилось 30 лет со дня вывода советских войск из Республики Афганистан. В декабре 1979-го в эту страну вошёл ограниченный контингент советских войск для оказания помощи союзному правительству в решении внутренних проблем. Началась война, известная как выполнение интернационального долга. Служить отправляли офицеров, гражданское население, а также вчерашних юношей — солдат-срочников.

В числе воинов-интернационалистов были и новодвинцы, многие из которых посвятили свою мирную биографию работе на Архангельском ЦБК. Мы поговорили с несколькими ветеранами боевых действий — их путь в Афганистан начинался одинаково: призыв в Советскую армию, учебная часть, отправка на войну. Затем у каждого — своя история...

Война — это боль и потери

Виктор ДМИТРИЕВСКИЙ, председатель правления новодвинского городского отделения общероссийской общественной организации «Российский союз ветеранов Афганистана», водитель АТП АО «Архангельский ЦБК»

Служил в Афганистане с декабря 1979-го по май 1981 года.

Воинская профессия: водитель.

— Я хотел служить в армии, как и многие мои ровесники. Наше поколение выросло на фильмах и книгах о подвигах героев Великой Отечественной войны. В советское время в школах огромное внимание уделялось начальной военной подготовке. К тому же большую работу проводили военкоматы, организуя обучение по важным специальностям. Так, я выучился на водителя.

Весной 1979 года был призван в мощную Советскую армию. Начинал службу в Мурманске, в мотострелковом полку, в войсковой части 68258. Неоднократно бывал в командировках в посёлке Печенга (Мурманская область). Хорошо запомнилась достопримечательность этого населённого пункта — большой белокаменный крест.

В декабре 1979-го начался ввод советских войск в ДРА, но тогда я об этом не знал. В нашей части состоялась медкомиссия, тех, кто её прошел, в их числе был и я, поселили в отдельную казарму. А дальше — переезд в неизвестном направлении.

Поезд прибыл в город Кушку (Туркменская ССР), на границу с Афганистаном. И тут картина стала проясняться... Железнодорожные пути были забиты составами с военной техникой. А по громкоговорителю сообщалось: «Советский воин, находясь на территории Афганистана, всегда помни, что ты — представитель великой страны-победительницы. Ты — воин-интернационалист. Ты пришёл по зову нашего братского афганского народа защищать Апрельскую революцию...». Всем выдали инструкции советского воина. Один из пунктов документа сообщал, что в необходимые моменты по примеру наших дорогих дедов и отцов мы должны пожертвовать жизнями ради своей Родины. Также в памятке было много полезных советов, касающихся менталитета, образа жизни и религии населения Афганистана.

Интересно, что в Кушке я увидел такой же белокаменный крест, как и в Печенге. Оказалось, такими памятниками были отмечены крайние точки Российской империи, впоследствии — СССР. Кушка являлась южным форпостом, Печенга — северным.

Потом была дорога в ДРА. Я служил в специальном подразделении под кодовым названием «химрота». Был водителем на боевой разведывательно-дозорной машине (БРДМ). Во время службы участвовал в различных боевых операциях. На войне я узнал, что такое настоящая дружба и взаимовыручка. Осознал всю ценность человеческой жизни. Но любая война — это боль, потери и смерть, которой иногда приходилось смотреть прямо в глаза...

Своей главной наградой за выполнение интернационального долга считаю возможность заниматься общественной деятельностью. 31 января 2019 года новодвинскому городскому отделению Российского союза ветеранов Афганистана исполнилось 12 лет. В его состав входят единомышленники, товарищи, люди, близкие по духу. Мы благодарны нашим партнёрам — акционерам и руководству АО «Архангельский ЦБК» — за многолетнее сотрудничество, социальную поддержку ветеранов боевых действий, неоценимую благотворительную помощь.

Две награды за отвагу

Олег ШУНЬГИН, пенсионер

Служил в Афганистане с марта 1982-го по июль 1983 года.

Воинская профессия: снайпер-разведчик, пулемётчик.

— Служил в Кандагаре — это юг Афганистана, в 70-й отдельной гвардейской мотострелковой бригаде. Нам была поставлена задача — не пропускать группировки моджахедов* в страну. Контролировали аэропорт и дорогу, ходили в рейды по кишлакам* с целью зачистки территорий от бандформирований.

За время службы участвовал во многих боях. Неоднократно бывал в опасных ситуациях, мог погибнуть, но судьба оказалась ко мне благосклонной. Однажды из гранатомёта был обстрелян бронированный транспортёр (БТР), внутри которого я ехал. Водителю удалось выбраться из загоревшейся машины, затем он открыл боковой люк и вытащил меня. Я получил сильную контузию, но остался жив. Ещё шесть человек, находившихся в БТР, погибли.

За время службы был дважды награждён медалью «За отвагу». Первой — за ранение, полученное в четырёхчасовом кровопролитном бою под палящим афганским солнцем. Его дату помню и сегодня — 21 апреля 1982 года. Наш взвод окружили душманы, мы оказались в засаде, казалось, выхода нет... Из 28 человек погибли 16. В их числе Герой Советского Союза замполит* нашей роты Александр Демаков. Он дал приказ солдатам отходить, а затем подорвал себя гранатой. Ударной волной зацепило душманов — так замполит обеспечил прикрытие для отхода и спас товарищей ценой собственной жизни.

Ещё одной медали «За отвагу» был удостоен за то, что совместно с радистом и командиром нашего взвода взяли в плен европейского инструктора.

Как и все солдаты, считал дни до отправки домой. Но в назначенный день демобилизоваться не удалось. Командир батальона попросил задержаться и сходить в последний рейд по кишлакам, так как солдат, прибывший мне на смену, был ещё малоопытным. По возвращении в часть узнал, что этот случайный рейд стал для меня спасительным. Самолёт, на котором я должен был вернуться на Родину, сбили из зенитного пулемёта. Погибли 75 человек, никто не выжил.

По провинциям Афгана

Игорь ЛОПАТИН, работник Архангельского ЦБК

Служил в Афганистане с весны 1982-го по декабрь 1983 года.

Воинская профессия: водитель.

— Из воронежской учебной части я прибыл в афганский город Баграм. Служил водителем на тягаче МАЗ-537. Вывозил подбитую технику из разных провинций страны. Постоянного места дислокации у меня не было, всю службу провёл в дороге. Один-два дня на ремонт, и дальше в путь — на новое задание.

Неоднократно транспортные колонны, в которых ехал я на тягаче, попадали под обстрел. В какую машину попадёт снаряд — дело случая. Никто не застрахован, под удар мог попасть каждый. Я остался жив, значит, повезло.

Вернувшись домой, стал привыкать к мирной жизни, некоторое время работал водителем автомобиля. Потом устроился на Архангельский ЦБК водителем погрузчика в тетрадный цех, где тружусь по сей день.

Конечно, родные, близкие и знакомые часто спрашивали об Афгане. Привык отвечать без подробностей: ездил на машине. И сейчас, спустя годы, рассказывать непросто. Нам, ветеранам боевых действий, легче делиться воспоминаниями между собой. У каждого своя боль в душе, но мы понимаем друг друга без лишних слов. Афганистан нельзя забыть, всё помнится в деталях. Мне и сегодня снятся сны о той войне.

Главное — прикрыть спину товарища

Владимир ТИМЧАК, пенсионер

Служил в Афганистане с 1982-го по 1984 год.

Воинская профессия: командир орудия.

— О том, что мне, возможно, придётся участвовать в боевых действиях, узнал в учебной части в городе Ашхабаде (Туркменская ССР). Я попал в артиллерийские войска, учился на командира орудия. Новые знания и навыки получал с интересом: научился стрелять и был закреплён за пушкой.

Служба в Ашхабаде мне запомнилась не только боевыми дисциплинами, но и попаданием в песчаную бурю — удивительное, но опасное природное явление.

Затем прибыл в Афганистан, где прослужил 19 месяцев. Был командиром третьего орудия, пристреливал все цели. Наш батальон неоднократно подвергался обстрелу. Было ли страшно? Конечно. Но в такие минуты больше переживаешь за сослуживцев. Не зря существует пословица: «Один в поле не воин». Стоя на посту, пушки ставили по кругу, чтобы в случае атаки можно было прикрыть спину товарища. С войны нельзя уйти, как с работы или урока, — там мы круглосуточно выполняли боевую задачу. Нам сообщали координаты, наводили на цель, давали приказ: уничтожить.

В одной из операций пришлось стрелять из пушек трое суток подряд. Было израсходовано более 1000 снарядов. Наши сослуживцы беспрерывно подносили к пушкам ящики с новыми боеприпасами, вес одного — порядка 76 килограммов. Доставлять ящики также было непросто. Но никто не сдавался — когда не могли идти или бежать, тащили ползком. Работали в команде: слаженно, оперативно и чётко.

Мы знали: там, в горах, гибнут наши ребята, такие же, как мы...

С кухни в пехоту

Сергей СИНЮКОВ, ветеран Архангельского ЦБК

Служил в Афганистане с апреля 1982-го по январь 1984 года.

Воинская профессия: пехотинец.

— Моей учебкой стала школа поваров, расположенная под Витебском (Белорусская ССР). Вместо кулинарного искусства мы занимались строительством этого объекта, но дипломы по специальности «повар» нам всё равно выдали.

Учебная часть располагалась на возвышенности, иногда там бывало ветрено, прохладно. Мы с товарищами шутили, что хотелось бы попасть в тёплые края, погреться... И по иронии судьбы попали в Афганистан. Перед отправкой нам сказали, что полетим на учения в Ташкент, однако самолёт приземлился в Кабуле.

В Афгане нас встретили как дипломированных поваров. Интересно, что командир батальона, в который я попал, был татарином, но в своё время проходил службу неподалёку от Архангельска — в посёлке Лесная Речка. Он предложил мне поработать на кухне пару месяцев, а если не понравится — писать рапорт о переводе. Служить поваром мне не хотелось. Представьте: на улице жара больше 40 градусов, а тут ещё кипящий котёл... Одним словом — пекло. Через месяц такой работы был переведён в пехоту. И ни разу не пожалел об этом.

Моя служба началась и закончилась рейдом в Панджерское ущелье. Оба были тяжёлыми, кровопролитными. В первом рейде около 70 человек погибли и были ранены. Второй также прошёл не в нашу пользу. Много погибших... В их числе дембеля, которым до отправки домой оставались считаные дни, и молодые солдаты, вновь прибывшие в Афганистан. Нет ничего страшнее на войне, чем смерть товарищей.

В рейд для выполнения боевой задачи ходили ежемесячно, всем полком, а это более 1000 человек. Поступала информация, что в определённый пункт идёт караван с оружием или наркотиками. Наша цель — сорвать поставку. Оружие изымали, наркотики сжигали прямо на местах.

В рейде находились от 10 до 30 дней. По возвращении писали письма домой. Это было обязательным — замполит лично контролировал процесс, а также следил за тем, о чём пишут солдаты. Были и такие, кто сообщал родным тревожную информацию: «Над головой пули, а рядом кровавый сапог...». Я, как и многие, близких не расстраивал, писал, что всё спокойно и хорошо.

Вернувшись в Новодвинск, некоторое время поработал на заводе железобетонных изделий. Потом устроился составителем вагонов в железнодорожный цех Архангельского ЦБК. В желдорцехе отработал 33 года: с мая 1985-го по май 2018 года. Прошёл путь от составителя вагонов до машиниста тепловоза.

Официальные цифры

9 лет 1 месяц и 18 дней продолжалось советское военное присутствие в Афганистане.

В боевых действиях приняло участие около 620 000 военнослужащих из СССР более 2000 жителей Архангельской области, 115 новодвинцев.

На Афганской войне погибли порядка 15 000 советских воинов, 88 жителей Архангельской области, 1 новодвинец. Имя героя — Михаил Шелашский. Он посмертно награждён орденом Красной Звезды.

Около 80 ветеранов боевых действий в Афганистане проживают в Новодвинске сегодня.

Словарь

*Душманы, или моджахеды, — участники вооружённых формирований, сражавшихся с советскими и правительственными войсками в Афганистане с 1979 по 1989 год.

*Кишлак — сельский населённый пункт.

*Замполит — заместитель командира по политической части.