Что-то лыжи не едут

Ведущий экономист управления организации контроля Александр Поповец службу в армии проходил в начале 1990-х.

— Год я успел послужить Советскому Союзу, второй уже служил России, — с улыбкой вспоминает Александр Григорьевич.

В его воинской части, которая находилась практически в центре Санкт-Петербурга — на Васильевском острове, почти половина личного состава была из южных республик. И однажды колоритный азербайджанец Атоха, сам того не подозревая, стал героем одного забавного случая и причиной полного запрета на лыжную подготовку в этой части.

Как-то во время построения и переклички в строю начали раздаваться смешки, а через минуту буквально вся рота уже едва не плакала от смеха. Командир бледнеет, краснеет, начинает нервничать.

А в это время за его спиной тот самый Атоха, никогда в жизни не видевший ни снега, ни лыж, пытается на них всё-таки поехать. Не получается. Совсем. Лыжи, конечно, едут, но почему-то не вперёд, а в стороны и сразу обе. Спустя несколько минут отчаянных попыток сдвинуться с места вспотевший и изрядно разозлившийся Атоха со всей экспрессией южного темперамента швырнул злополучные палки и вслед за ними не менее феерично грохнулся на снег сам.

Рота хохотала в голос. А до конца срока службы по решению командира лыжная подготовка для этого призыва ни разу больше не проводилась.

Никогда в жизни так не бегал!

Погоню за сбежавшим ротвейлером Андрей Гузяев, электромонтёр по ремонту и обслуживанию электрооборудования ТЭС-3, вспоминает до сих пор. Говорит, что так быстро и много он никогда не бегал.

Дело было в учебной кинологической части в Подмосковье. Ефрейтор Гузяев нёс службу на КПП, и тут вдруг появился служебный ротвейлер с явным намерением удрать в самоволку. Впрочем, побеги собак из вольеров в кинологической части — обычное дело, поэтому для таких случаев разработан чёткий план действий. И когда Андрей накинул на пса поводок из ремня, тот вёл себя вполне спокойно. До тех пор, пока не понял, что его ведут в ветлазарет.

Пёс сел, и никакими усилиями сдвинуть с места его не получалось.

— Я решил его обмануть, сделать вид, что мы возвращаемся обратно. Думаю, дадим небольшой крюк и придём к лазарету другой дорогой. А там пусть уже ветеринары разбираются, чей это пёс и из какой роты он сбежал, — рассказывает Андрей Гузяев.

Не получилось. Собака быстро поняла, в чём дело. Она то бросалась на обидчика, то изо всех сил дергала поводок. И всё-таки вырвалась. И вот прямо во время всеобщей вечерней поверки, когда все военнослужащие благоговейно исполняют Гимн Российской Федерации, на плац выбегает огромный ротвейлер с пеной у рта, за которым с немыслимой скоростью гонится солдат со штык-ножом в руке. Все, мягко говоря, сильно испугались и бросились врассыпную.

— Я запорол всю вечернюю поверку, — вспоминает Андрей Гузяев. — Носился за этим ротвейлером по всему плацу, переживал, что он на кого-нибудь нападёт, боялся потерять его из виду — это всё-таки собственность части.

Погоня закончилась там же, где и началась вся эта история, — у КПП. К этому времени напарник Андрея всё-таки дозвонился до ветлазарета, и их там уже ждали. Собаке пришлось отправиться с ветеринарами, а Андрей смог, наконец, отдышаться.

12 месяцев в Воркуте

Радиомеханик отела связи управления автоматизации АЦБК Кирилл Епифанов мечтал отдавать долг Родине поближе к дому, однако местом его армейской дислокации стала далёкая Воркута. В армии он узнал, что такое жизнь по уставу, крепкая дружба и настоящий голод.

— Как и все солдаты, считал дни до приказа, но сейчас вспоминаю это время с тёплой ностальгией, — поделился работник АЦБК. — Один мой армейский товарищ был любителем пословиц, поговорок и афоризмов. До сих пор помню его шутки.

«Армия — это единственное место, где молодой хочет стать дедом».

«Когда рядом с вами у пяти человек такие же сапоги, как ваши, это не мода. Это армия».

«В армии осень начинается тогда, когда заканчивается зелёная краска».

«Жизнь солдата — это борьба. До обеда — с голодом, после обеда — со сном».

Не могу сказать, что я имел огромное желание служить в армии, но и не жалею, что прошёл эту школу жизни. С тёплой ностальгией вспоминаю эти 12 месяцев в Воркуте.