Тайное и явное

Игорь Владимирович является оператором агрегатов линий сортирования и переработки брёвен четвёртого древесно-подготовительного цеха комбината. Но это профессиональная деятельность, а по своему хобби он — исследователь, краевед.

— Родственники по отцовской линии когдато рассказывали, что мой прадед Николай Семёнович Палкин участвовал в революционном движении, — поясняет наш собеседник. — За это в Гражданскую войну он был определён интервентами в концлагерь на острове Мудьюг. Мне удалось восстановить его судьбу и даже разыскать фото. Оказывается, Николай Семёнович был не только политкаторжанином Мудьюга, но и в составе сотни заложниковсеверян был перевезён интервентами-англичанами в Великобританию. История оказалась очень таинственной, требующей детального разбирательства.

В минувшем году исполнилось ровно 100 лет с того момента, как на Русском Севере завершилась Гражданская война. В 2020-м в Архангельской области этой дате было посвящено несколько научных конференций, торжественных мероприятий с участием большого числа учёных, исследователей, иностранных гостей.

Интервенция — это особое явление, о котором сегодня не принято широко вспоминать на Западе. После революционных событий 1917 года ряд стран, в том числе США, Великобритания, Франция, Япония, пошли на открытое военное вмешательство в Гражданскую войну в России (1917–1922 годы) на стороне белого движения.

Защитники Севера

В августе 1918 года американские, английские, французские, канадские и австралийские военнослужащие заняли Архангельск. Было создано Верховное управление Северной области, которое полностью подчинялось иноземным захватчикам. Интервенция в Поморье стала частью иностранной интервенции в России.

В Архангельской губернии начался «белый террор». Через тюрьмы и лагеря смерти на острове Мудьюг и в Иоканьге прошли тысячи местных жителей. Однако патриоты страны и Красная армия активно сражались против непрошеных гостей и в итоге добились победы. Полная эвакуация войск интервентов произошла в сентябре 1919 года. Белогвардейцы, не эвакуировавшиеся вместе с иноземцами, продолжали борьбу на Русском Севере до начала 1920 года.

Таков общий фон. Теперь о роли Николая Палкина, наследник которого сегодня трудится на АЦБК. С помощью информации, хранящейся в Мезенском краеведческом музее, Государственном архиве Архангельской области, Игорю Владимировичу удалось узнать, что братья Николай Семёнович и Павел Семёнович Палкины были призваны служить в белогвардейскую часть на Вашском участке фронта. В марте 1919 года они в числе других своих сослуживцев, не желавших стрелять в соотечественников, подняли мятеж. За это были осуждены и отправлены в ссыльно-каторжную тюрьму на острове Мудьюг.

В сентябре 1919 года Николай Палкин, его брат и около сотни советских патриотов были переданы в качестве заложников англичанам. Гордые британцы в это время как раз несолоно хлебавши отправлялись домой. Заложники им были нужны, чтобы в перспективе иметь возможность обменять их на собственных солдат, попавших в плен к большевикам. Насильно увезённых поморов содержали в Шотландии — в казематах Эдинбургского замка.

11 января 1920-го Советской России удалось договориться с Великобританией об обмене пленными. Весной того же года прадеду работника АЦБК Игоря Палкина наконец-то удалось вернуться на Родину. Впереди у Николая Семёновича была мирная жизнь, участие в восстановлении разрушенного Гражданской войной и интервенцией народного хозяйства Поморья.

Исследование продолжается

— Более 100 лет прошло с тех событий, но они и сегодня кажутся очень увлекательными, — признаётся Игорь Палкин. — Ведь это часть прошлого не только моей семьи, но и всего нашего региона, страны. Чтобы восстановить историческую справедливость, мне потребовалось почти пять лет. За годы поиска получилось встретиться с известными людьми из мира науки, журналистики, со специалистами музейного и архивного дела. Я не жалею о потраченном времени, ведь попутно удалось узнать столько всего нового, в том числе и об Архангельском ЦБК, некоторые из строителей которого участвовали в Гражданской войне на Русском Севере.

Сегодня наш собеседник не собирается останавливаться на достигнутом. Ведь в мире ещё немало интересных исторических тем! Игорь Палкин выступал на XXXIX общественно-научных чтениях по военно-исторической тематике «Защитники Отечества». В числе организаторов этого мероприятия — министерство образования и науки Архангельской области, региональное отделение Российского военно-исторического общества, Северный (Арктический) федеральный университет имени М. В. Ломоносова. Доклад Игоря Владимировича назывался «Изучение истории страны через изучение истории своей семьи (некоторые вопросы по интервенции и Гражданской войне на Севере России)». Выступление вызвало широкий резонанс в научном сообществе.

В планах у Игоря Палкина и исторические экспедиции по территории Поморья. Мест, где происходили бои с интервентами и белыми, здесь в избытке. Одну из таких исследовательских поездок он уже организовал — на тот самый остров Мудьюг, где 100 лет назад каторжанином был его прадед. В советские времена здесь, в дельте Северной Двины, был создан музейный комплекс, а сегодня там разруха, остров сильно зарос лесом, бараки рассыпаются.

Как говорит Игорь Владимирович, это знаковое место для Поморья, поэтому к нему надо обязательно привлекать внимание общественности. Ведь историю нужно не только изучать, но и любить, беречь. Она учит понимать день настоящий и помогает говорить с теми, кто давным-давно уже не с нами.

К сведению

Дети узника концлагеря интервентов на острове Мудьюг Николая Семёновича Палкина трудились на Архангельском ЦБК. Их звали Мария, Пелагея, Михаил, Матвей, Римма. Все, кроме старшего — Владимира. Владимир Николаевич Палкин пропал без вести на полях сражений Великой Отечественной войны.

Пелагея Палкина (в замужестве Шелашская) — мама Михаила Шелашского — единственного новодвинца, погибшего в Афганской войне. Он награждён орденом Красной Звезды (посмертно). Имя Михаила выбито на городском памятнике павшим в горячих точках. Таков пример круговорота истории. Трагической и героической.